Попробуй ИОМ

Как устроена программа «Бизнес-коучинг для начинающих»? Рассказывает Наталья Корнеева


Большинство из нас что-то слышало про коучинг, но не до конца понимает, как это работает и зачем вообще нужно. Коуч – это психотерапевт? Наставник? Друг за деньги? Какая реальная польза от коучинга? Стоит ли ему учиться? 25 января в ИОМ стартует программа повышения квалификации «Бизнес-коучинг для начинающих». Поговорили с автором курса Натальей Корнеевой о том, как устроен курс, чему и как на нем учат, а заодно узнали, как отличить профессионального коуча от коуча-самозванца.



— Наталья, скажите, пожалуйста, чему посвящен курс «Бизнес-коучинг для начинающих»?

— Этот курс для тех, кто хочет познакомиться с коучингом, освоить базовые техники и начать применять их в повседневной и профессиональной деятельности. Конечно, за два месяца нельзя стать профессиональным коучем, но можно получить коучинговые знания и практические навыки и использовать их в общении с коллегами, руководством, клиентами, семьей.

— Правда ли, что для того, чтобы стать бизнес-коучем, не обязательно разбираться в бизнесе?

— Да, это так. Коуч не принимает решения за клиента, не дает ему советы. Его задача — помочь клиенту шире взглянуть на ситуацию, расширить масштаб мышления. Один из главных принципов коучинга — у нас уже есть все ресурсы внутри нас, чтобы решить задачу, и задача коуча — максимально раскрыть потенциал человека. Мы исходим из того, что лучший эксперт в бизнесе — это его создатель, и мы можем помочь ему выбрать правильное направление.

— Кто ваши студенты? С какими запросами они к вам приходят?

— У нас учатся самые разные люди — это и руководители, и специалисты, и владельцы бизнеса, и индивидуальные предприниматели, и самозанятые. Специалисты, как правило, приходят ради карьерного роста. Начинающие руководители хотят освоить коучинговый стиль управления. Собственникам и директорам также нужны новые знания для работы с сотрудниками. Есть люди, которые уже знают, что такое коучинг, и хотят научиться применять его в повседневной деятельности. Кто-то приходит просто из интереса, а кто-то получил негативный опыт с коучами-самозванцами и хочет доказать, что коучинг не дает результатов... и это мои самые любимые студенты. Они всегда страшно удивляются, когда узнают, что профессиональный коуч работает совсем не так, как это делают инфобизнесмены, взявшиеся ниоткуда.

— Кстати, как отличить коуча от самозванца?

В первую очередь по образованию. Попросите специалиста показать диплом. Если он проходил только трехдневный курс или недельный семинар, перед вами не коуч. Одним из критериев для определения качественного образования может служить Международная Федерация Коучинга (ICF), которая признана во всем мире как золотой стандарт коучинга. Фактически коучем может считаться специалист, который закончил одну из школ, которая обучает по стандартам ICF.

Потом я бы задала коучу вопросы, брал ли он какие-либо дополнительные курсы в последнее время, с какими запросами он работает, проходит ли он супервизии и менторинги, и как часто это делает. Менторинг — это обязательная процедура для сертификации коучей в ICF. Он направлен на развитие и повышение компетенций коуча. Как правило, его проводит более опытный коуч, который уже получил сертификацию по этим компетенциям. В идеале менторинг надо проходить каждый месяц-полтора. Супервизии в коучинге — это более личностный процесс поддержки коуча, который направлен на разбор его эмоций, паттернов поведения и взаимоотношений с клиентами. Супервизии не являются для коучей обязательными, но я лично предъявляю к коучам требования, как и к психологам, а психологам обязательно нужна супервизорская поддержка. Супервизию я рекомендую делать хотя бы раз в два-три месяца. В целом, результаты коучинга можно хорошо ощутить, побыв клиентом коуча.

— Чему вы учите своих студентов?

— Во-первых — задавать эффективные коучинговые вопросы, а во во-вторых — быть нейтральной стороной. Потому что, вопреки всем мифам, которые ходят на рынке, коуч не дает советов, не решает за клиента, что он должен делать. Он даже не отвечает за результат клиента, как бы это странно ни звучало. Коуч помогает создать среду, нужное пространство, стимулирует мышление клиента, помогает посмотреть на ситуацию под другим углом и продвинуться к достижению цели клиента. Вопросы направлены на работу с командами, с сотрудниками, на выстраивание коучинга как стиля управления.

— Студенты учатся задавать вопросы себе или другим?

— Коучинг всегда направлен вовне, так как наш мозг хорошо умеет обходить все неудобные вопросы. Задать правильные вопросы может только сторонний наблюдатель, не заинтересованный в каком-либо решении. Но при этом, формулируя коучинговые вопросы и прорабатывая их, люди меняются сами, меняется их мировоззрение и происходят позитивные перемены в жизни. Мои студенты говорили, что за время обучения они научились находить общий язык со своей семьей, у кого-то вырос бизнес, кто-то получил повышение. Кто-то отмечал, что у него началось в целом меняться отношение к жизни/ работе и окружающим в более позитивную сторону.

— Как проходит обучение?

— 90 % нашего обучения — это практика. Я даю маленький блок теории, объясняю, как она применяется в работе и показываю демо на участниках. Дальше студенты прорабатывают тему в формате 25-минутной коуч-сессии, работая в парах (один студент выступает в роли коуча, другой — клиента) или в тройках, когда к коучу и клиенту присоединяется наблюдатель, дающий развивающую обратную связь. Я, в свою очередь, смотрю, как коллеги — мне нравится называть студентов коллегами — работают, и по итогам объясняю, что еще можно доработать. Потом они меняются местами. Так как обучение дистанционное, все сессии проходят в отдельных сессионных залах. Курс достаточно длительный, и таким образом знания, которые прорабатываются на каждом занятии, как бы интегрируются друг в друга. Коучинг — это про навыки, про их отработку. Чем больше часов практики, тем лучше для слушателя.

На финальной защите я даю студентам для проработки определенную тему, где можно продемонстрировать все полученные знания. Каждый студент поочередно выступает в трех ролях: коуч, клиент, наблюдатель. Наблюдатель заполняет форму обратной связи, я смотрю, как проходит сессия, и исходя из этого ставлю зачет или незачет. При этом я учитываю, как студенты работали на протяжении всего обучения — мне важно, чтобы все выпустились с качественными знаниями. Кроме того, студенты пишут заключительный тест.

— Есть ли какие-то клиентские запросы, с которым коуч не будет работать?

— Конечно, есть. Например, с наступлением пандемии люди стали часто приходит к коучам с эмоциональным выгоранием. И тут важно понять, что человеку нужно на самом деле. Если он ищет новые смыслы, координаты и понимание, куда двигаться, то это запрос к коучу. А если дело не в смыслах, а просто человек просто находится в сильнейшем стрессе, то клиента надо отправить к профессиональному психологу.

Или, например, часто клиенты приходят с запросом: хочу развить какую-то компетенцию. Это запрос не к коучу, а на обучение, на получение экспертного навыка. Если же, допустим, клиент не сам хочет развивать компетенции, а ищет сотрудника себе в поддержку, тут есть пространство для работы коуча: мы поможем прояснить критерии отбора.

На первом занятии мы разбираем эти границы: что такое коучинг, а за что отвечают другие направления. Важно помнить, что коучинг — это не панацея от всего. В психологии есть много стилей и направлений. Кстати, в наш курс зашит блок по психологии транзактного анализа. Он очень похож с коучингом, они очень хорошо интегрируются.

— Наталья, расскажите немного о себе — где вы учились, где работали, как начали преподавать?

— Знаете, я маньяк обучения. Я всегда стараюсь брать знания из разных направлений, чтобы их эффективно встраивать в свою работу. Изначально я училась на бакалавра экономики в Финансовом университете, но на третьем курсе я поняла, что мне больше интересны человеческие отношения и самоанализ. Тогда я приняла решение получить дополнительное образование по психологии по специальности «Транзактный анализ». Так я стала параллельно учиться на двух программах — в Финансовом университете и в Московском институте психоанализа (МИП). Когда мы на психологии дошли до блока по консультированию, поняла, что мне хочется групп, динамики, драйва, и на четвертом курсе начала учиться еще на бизнес-тренера. Поэтому после окончания бакалавриата по экономике я пошла в магистратуру «Психология в бизнесе» Высшей школы экономики(НИУ ВШЭ) , и там у меня были все возможности, чтобы применять знания на практике. Еще параллельно я пошла обучаться коучингу в Международный Эриксоновский Университет коучинга.

Тут надо сказать, что у меня всегда была тяга к преподаванию, я росла в среде преподавателей, мне нравилось объяснять другим то, что знаю сама. Поэтому, когда в Вышке мне предложили провести первый семинар по транзактному анализу, я не стала отказываться. Семинар прошел хорошо, и после этого стали поступать новые запросы на обучение, в том числе и коучингу. Тогда я приобрела франшизу у Международного Эриксоновского Университета коучинга, и стала официально преподавать коучинг интегрируя в обучение свои знания психологии и непосредственно весь практический опыт. Тогда же меня пригласили вести курсы в ИОМ РАНХиГС. Кроме программы «Бизнес-коучинг для начинающих», я веду блок по бизнес-коучингу на большой очной программе профпереподготовки «Психология управления». Плюс есть мои частные тренинги, супервизионная работа в малых группах, и конечно же индивидуальные и командные коуч-сессии, благодаря которым я приумножаю свой практический опыт и затем щедро делюсь им на своих курсах. Как я и говорила, что коучинг — это навык, и совершенствовать его можно только в практике. Сейчас я переехала в Австрию, чтобы изучать бизнес-управление, поэтому на очные занятия я прилетаю в Москву. Для меня очень важно, что я могу передавать самые разные знания, не ограничиваясь одной областью применения.

Следующие новости

Студенты ФИМ ИОМ выступили с докладами на Московском Международном транспортном форуме

Эксперты обсудили вопросы развития медицинской помощи пациентам с острым лейкозом

Написать в Telegram