Попробуй ИОМ

Леонид Печатников: «Теперь очевидно, что биологическая война невозможна»


Коронавирусная инфекция родом из Китая продолжает распространяться по миру. Декан факультета управления в медицине и здравоохранении ИОМ РАНХиГС Леонид Печатников в интервью корреспонденту сайта Академии рассказал, почему разработка биологического оружия бессмысленна, что значит новая пандемия для медицины и объяснил, почему невозможен научный прорыв «натощак».

– Что станет главным последствием для медицины от пандемии коронавируса?

– Во-первых, я считаю, что вначале надо подсчитать последствия для человечества и экономики, а после – для медицины. Медицина, можно сказать, оказалась не готова к этой пандемии. Но, с другой стороны, винить ее в этом тоже было бы неправильно. Проблема заключается в том, что мы не можем предугадать, какие напасти готовит нам еще природа, потому как в природе вирусов огромное количество, они мутируют, и часть из них становится опасной для человека, даже те, которые когда-то считались абсолютно для человека неопасными.

Я не собираюсь развивать какие-то конспирологические теории или утверждать, что этот вирус является рукотворным, но мне кажется, что одним из главных последствий этой пандемии стало то, что теперь нам очевидно – биологическая война невозможна. Удержать болезнетворный агент в рамках одной страны, как мы видим, невозможно, какие бы карантинные мероприятия страна ни применяла. Стоит понять, что любое использование оружия массового поражения, не только ядерного, но и биологического – это бессмысленно, и от него надо просто избавляться.

– А вы считаете, в будущем возможно повторение подобных пандемий?

– Безусловно, возможно. Понимаете, дело и в климате. Например, в середине XIV века, когда была большая чума, то в этот момент на Земле было похолодание, и многие даже называют то время малым ледниковым периодом. И многие ученые говорят о том, что сама эпидемия чумы во многом была связана с похолоданием. Сейчас у нас с вами потепление климата. Это значит, что те комары, которые раньше жили только в Африке, вполне возможно, могут к нам прилететь. А вместе с этими комарами мы получим редкие когда-то вирусы и инфекции – Эболу, Денге и целый ряд других лихорадок, с которыми сегодня встречаются только африканцы. Поэтому нам надо быть готовыми к тому, что такие пандемии, такие эпидемии могут нас накрывать, и, может быть, даже всё чаще. Поэтому для врачей, для медицины в целом сегодня это вызов. И я полагаю, что многие страны направят большее количество средств на разработку новых вакцин, сывороток и противовирусных препаратов.

У нас есть и другая проблема. Всё меньше и меньше выходит антибактериальных препаратов, новых антибиотиков, а это тоже большая опасность, потому что человек давно применяет антибиотики, и очень многие бактерии (я не говорю о вирусах) стали весьма устойчивы к тем антибиотикам, которые у нас сегодня есть. Поэтому ни в коем случае нельзя тормозить разработку новых антибактериальных препаратов, не только антивирусных.

– С учетом накопленного сейчас опыта по борьбе с пандемией коронавируса будет ли медицина более подготовлена к пандемиям в будущем?

– Мы сейчас можем подготовиться только организационно, можно сказать, что идет такая генеральная репетиция. К счастью, это не самый смертельный вирус, который может на нас обрушиться.

Что касается чисто медицинских аспектов, то пока мы не знаем врага, мы просто не в состоянии выработать против него какое-либо превентивное оружие. Поэтому нападение каждого нового вируса, и не только вируса, будет вызывать новые вспышки. И мы будем каждый раз расшифровывать его геном, и каждый раз готовить лекарство против него конкретно, и вакцину конкретно против него. К сожалению, эти вирусы с очень разным геномом. Чуть-чуть отличается геном, и вот уже новая напасть.

– Для медицины как для науки нынешняя пандемия повлечет за собой какой-то прорыв, научную революцию?

– Скорее не для медицины, а для биологии, потому что мы, медики, лечим уже заболевших больных. Сегодня мы ищем возможность лечить этих больных без лекарства, которое убивает сам вирус. Мы же сегодня безоружны в отношении вируса, поэтому мы проводим, что называется, симптоматическую терапию. Что касается прорывов в науке, то это, прежде всего, будет касаться биологии и вирусологии. Думаю, что для них это все-таки вызов. Но «натощак» его не бывает. Я думаю, до тех пор, пока не будут туда серьезные деньги влиты, ничего не получится.

– Изменится ли что-то в отношении людей к своему здоровью? Сформируются ли у людей какие-то новые привычки на фоне борьбы с вирусом?

– Для меня было бы самым неприятным, если бы у людей возникла привычка ходить в масках. Во-первых, это вредно будет, потому что сама маска – это термостат, и через несколько минут после того, как мы туда надышим теплым влажным воздухом, там начинают размножаться бактерии. Поэтому, если люди начнут ходить в масках после этой эпидемии, то это будет плохая привычка. Если люди будут беречь свои легкие, будут меньше курить, то это будет хорошая привычка.

– А использование антисептиков?

– Разве мыло – это плохой антисептик? Мыло – это замечательный антисептик. Но не надо перебарщивать, потому что тогда мы начнем уничтожать собственную кожу. Поэтому всего должно быть в меру. Но не надо искать каких-то волшебных антисептиков. Поверьте мне, мыло – это прекрасный антисептик.

– Какой сценарий пандемии вы считаете наиболее вероятным? Когда мы вернемся к нормальной жизни?

– По срокам мне сказать сложно. Была пандемия «испанки» после Первой Мировой войны, до этого было несколько эпидемий чумы. Пока половина или хотя бы 30-40% населения в мире не переболеют, эпидемия не закончится. Карантинные меры - когда, прежде всего, прячут от вируса наиболее хрупких: стариков и людей с ослабленным иммунитетом. И самое главное, замедляют распространение вируса, чтобы сразу много людей не оказалось на больничных койках. Это главная забота властей. Поэтому карантин полезен. Но очень важно, чтобы всё было осмысленно. И чтобы карантин не оказался более вредоносным, чем сам вирус. Надеюсь на мудрость тех, кто этим процессом руководит.

– Большое спасибо за беседу, Леонид Михайлович!


Источник

Следующие новости

Лариса Зайцева выступила с докладом на конференции по вопросам судебной экспертизы

В ИОМ стартовал новый поток программы МВА «Управление недвижимостью»