Попробуй ИОМ

Леонид Печатников: «Я знаю только двоих, которые предсказывали природные катаклизмы, — Ной и Собянин»


Публикуем фрагмент интервью, которое дал декан факультета управления в медицине и здравоохранении ИОМ РАНХиГС, советник Мэра Москвы Сергея Собянина Леонид Печатников телеканалу «Дождь». В программе у программы Hard Day’s Night гость и ведущие обсудили пандемию коронавируса в России: поможет ли остановить эпидемию массовая вакцинация, как в начале 2020 года Собянин смог предвидеть будущую волну заболевания в России и почему Печатников решил принять участие в испытании вакцины «Спутник V». Полное интервью и видео смотрите по ссылке.

Губернаторов: Леонид Михайлович, вот как раз хотел вас спросить уже более прикладные вещи. Прошло девять месяцев пандемии сейчас, вы на заре, в апреле, в интервью говорили, что статистику, там в частности, речь шла о смертности, ее подделать невозможно, и в первую очередь потому, что система здравоохранения Москвы, она вся находится на цифровизации, которая как раз досталась в наследство от вас как бы.

Печатников: Вы знаете, здесь у меня нет мании величия, цифровизация, я сам не очень большой специалист в цифровизации, но я просто хотел бы отдать должное людям, которые это делали. Во-первых, конечно, это идея была Собянина, во-вторых, Ракова Анастасия Владимировна, уже тогда, будучи руководителем аппарата правительства, принимала в этом активное участие, и конечно, неработающий, правда, сегодня Ермолаев Артем Валерьевич, который возглавлял тогда департамент информационных технологий, и работающий сейчас Владимир Владимирович Макаров, я с удовольствием называю эти имена, они сделали колоссальную работу. Вы помните, когда были вот эти вот «Моя улица», все перерывали, ругали Собянина, вот всю Москву, одновременно проводились все эти самые оптоволокно. Все соединено, поликлиники, больницы, пункты «скорой помощи», вот эта цифровизация, вот эта информатизация была сделана за эти годы.

Губернаторов: Вопрос в том, что вы по-прежнему остаетесь на этих позициях, что статистика не преуменьшается, что она не подделывается?

Печатников: В Москве не подделывается, это невозможно. Есть другая, совершенно другая позиция, и другая проблема. Не знаю, проблема ли это. Вы понимаете, что человек, у которого ковид, может, например, заболеть инфарктом миокарда или прободной язвой и умереть, например, от перитонита, не дай бог. Я уже так называю, чтобы было понятно широкой аудитории. От чего он умер? Умер ли он от ковида, если даже у него ПЦР положительный, но у него не было ни цитокинового шторма, ни дыхательной недостаточности, или он умер от той самой болезни, от которой мог бы умереть и без ковида. И вот тогда надо понять, что мы классифицируем как причину смерти, поэтому эта статистика, она правильнее. Вот, например, я знаю, что в Италии, они корректируют сегодня, когда, вы помните, весной это была страшная история в Италии, когда все больные, умершие во время пандемии, они все автоматически относились на ковид. Понимаете, это немного лукавство, потому что, знаете, на войну, на пандемию можно свалить все, что угодно. В Москве этого никогда не делалось, поэтому статистика в Москве, если человек умер от ковида, то он умер от ковида, а чтобы умереть от ковида, надо иметь серьезное, почти стопроцентное поражение легких, не совсем легких, но легочных сосудов, так назовем, потому что это не очень грамотно, теперь понятно, что не легкие, собственно, страдают. И для этого должна быть острая дыхательная недостаточность, тромбоэмболический синдром, синдром внутрисосудистого свертывания, вот тогда это ковид и смерть от ковида.

Губернаторов: Если с Москвой все более-менее понятно, и действительно ваши слова подтверждает последнее расследование «Медузы» и «Медиазоны». Его суть такова, что есть действительно регионы, и Москва туда попадает, где официально публикуемые данные оперштабов совпадают с данными, которые есть в системе информационного центра по мониторингу.

Печатников: Ну, слушайте, если подтверждает «Медуза», все ясно. Все так и есть.

Губернаторов: Но дело в том, что во многих других регионах эти цифры либо совершенно не совпадают, либо они в два раза меньше, чем официальные. И вопрос в следующем, сообщалось, что оператор вот этого самого информационного центра это правительство Москвы, и данные по смертности, они обсуждаются на Госсовете, и вообще по регионам есть вопросы. Вот как вам кажется, ситуация все-таки у нас в регионах обстоит, могут ли там занижать эту статистику по смертности?

Печатников: Мы же с вами начали с того, что я советник мэра Москвы, а не советник премьер-министра.

Губернаторов: Я понимаю.

Желнов: Но ваше мнение, в данном случае.

Губернаторов: Именно потому, что это обсуждается на Госсовете, насколько я понимаю.

Печатников: Я не участвую в заседаниях Госсовета. Я не знаю, о чем говорят на Госсовете, кроме того, что я слышу в новостях. В этом смысле я не более информирован, чем вы. Я не могу свои собственные ощущения выдавать за истину в последней инстанции. У меня есть ощущения, но я не могу их озвучить только по одной причине — все это должно быть подтверждено фактами.

Звездина: Но вы, собственно, как советник, можете сделать какой-то прогноз по снижению заболеваемости и окончанию эпидемии? Я понимаю, что это, конечно, гадание, но вы все-таки врач.

Печатников: Я могу это сделать не как советник, а как врач все-таки с сорокалетним стажем. Хотя мне в моей жизни, как вы понимаете, не пришлось переживать таких пандемий, но я все-таки много читаю, общаюсь со своими коллегами буквально в ежедневном режиме, и с главными врачами больниц, и с нашими эпидемиологами, с санитарными врачами. Должен вам сказать, что вот такой агрессивный вирус, вот просто по истории, по опыту, он, как правило, недолговечен, и вот в этом есть какой-то оптимистический прогноз. Вот вирусы гораздо менее вирулентные, которые вызывают такие вялотекущие состояния, персистирующие, которые постоянно живущие вирусы, но не вызывающие вот таких вот серьезных осложнений, они с нами живут долго, потому что, как вы понимаете, вирус не заинтересован в том, чтобы нас убить, потому что если он убивает нас, он умирает сам. И они приспосабливаются, поэтому это будет герпес, это будет цитомегаловирус, это будет вирус гепатита С, вы все-таки уже почти специалист. А вот такие агрессивные вирусы, как вот этот подтип коронавируса, потому что коронавирусов, вы уже знаете, их очень много, есть надежда, что он, как вот такой агрессивный, вот такой вирулентный, все-таки он недолговечен в человеческой популяции.

Звездина: 2021, 2022 год?

Печатников: Не знаю. Надеюсь, что к концу следующего года мы все-таки с пандемией закончим. Наверное, это будут эпизоды каких-то эпидемических вспышек, но у нас сегодня бывают эпидемические вспышки, у нас бывают спорадические случаи даже острых инфекций, о которых мы как будто бы уже забыли.

Желнов: А с пандемией закончим, это в смысле ВОЗ может снять этот термин?

Печатников: Ну, термин снимает ВОЗ, но мы это с вами просто поймем. Но я полагаю, что с учетом выработки популяционного иммунитета, а еще больше надежды все-таки на вакцинацию, собственно, ради которой вы меня и пригласили, как я понял, мы все-таки сумеем справиться с этой эпидемией. И я очень рассчитываю на то, что к осени следующего года, если не окончательно, но ситуация будет существенно легче.

<…>

Источник

Следующие новости

Студенты ФИМ ИОМ выступили с докладами на Московском Международном транспортном форуме

Эксперты обсудили вопросы развития медицинской помощи пациентам с острым лейкозом

Написать в Telegram